Императрица Евдокия, роковое яблоко и стены Иерусалима

24
Янв

Императрица Евдокия, роковое яблоко и стены Иерусалима

Если вы будете когда нибудь на индивидуальной экскурсии в Израиле, не постесняйтесь и попросите, чтобы ваш гид по Иерусалиму рассказал вам о византийской императрице Евдокии и возможно вы услышите от него много интересного. Если же нет, то вот вам мой рассказ о ней.

Итак:

Как всем нам известно, яблоки сыграли в древней истории весьма немаловажную роль. И, пожалуй, скорей отрицательную, чем  положительную. Например знаменитое «яблоко раздора», которое привело к ссоре трех древнегреческих богинь на Олимпе, а затем и к знаменитой Троянской войне. Да и роковой плод познания, тот самый запретный плод, вкушённый Адамом и Евой в раю и приведший к изгнанию их из этого рая, многие тоже считают яблоком. Что ж, и в этой моей истории яблоко тоже сыграло важную и притом роковую роль. Но все по порядку.

Дело происходит в древней Византийской империи более полуторы тысячи лет назад. Примерно 420-й год нашей эры. Хотя империя уже сто лет, как стала  страной христианской (и именно из Византии несколько позднее православное христианство будет принесено князем Владимиром на Русь), но многие в ней пока еще остаются язычниками. Как например Афиниада – дочь греческого философа и богача Леонтия из Афин. Эта девушка была настолько красива, а притом еще и умна и образована, что её отец – философ умирая выделил ей из своих богатств всего лишь сотню золотых, написав при том в завещании, что Афиниаде наследство не нужно – при таком наборе достоинств она несомненно всего добьется сама – и положения в обществе и богатства. Все остальное  немалое имущество  Леонтий  разделил между двумя своими сыновьями – братьями Афиниады.

Попытка юной девы оспорить завещание в Афинском суде привела лишь к тому, что как-то поздно вечером к ней ней явился некий доброжелатель и посоветовал еще до утра бежать из Афин, а иначе... Ну вы сами понимаете, что могло с ней случиться иначе. И вот девушка, бросив всё, бежит из Афин в Костантинополь – тогдашнюю столицу империи.

И здесь, в Константинополе, предсказания ее отца вдруг начинают сбываться! Попав с помощью дальней родственницы на императорский прием, девятнадцатилетняя Афиниада поражает красотой и образованностью молодого императора Феодосия Второго в самое сердце. Молодую язычницу немедленно крестят и уже под христианским именем Евдокия она становится женой повелителя половины мира.  В сказках в этом месте обычно говорят: «И стали они жить-поживать и добра наживать» и ставят точку. Но это не сказка, и я продолжаю дальше.

И дейтвительно, примерно лет двадцать царственная чета живет-поживает сравнительно мирно и счастливо. Правда из трех детей, что Евдокия родила императору, выжила только одна дочка – Евдоксия. Но в то дальнее время именно такой была статистика детской смертности – выживал лишь один ребенок из трех. За эти двадцать лет  Евдокия становится обладательницей довольно крупных богатств, которые находятся в ее личной собсвенности (сбывается еще одно предсказание отца!) – в основном это подарки ее царственного мужа. А потом появляется роковое яблоко.

Удивительное, небывалых размеров яблоко дарит императору Феодосию простой крестьянин во время его путешествия по империи. И куда император отсылает уникальный фрукт? Правильно, в Константинополь, любимой жене. А дальше происходит следующее. Евдокия пересылает подарок мужа молодому придворному с характерным именем Павлиний. Вряд ли стоит подозревать здесь супружескую измену, скорее это чисто платоническое покровительство сорокалетней императрицы молодому и симпатичному юноше (иначе вряд ли умная Евдокия была бы так неосторожна). Павлиний же, не подозревая откуда взялось это чудесное яблоко, не находит ничего лучшего, чем подарить его императору при возвращении того в столицу.  

Ревность императора умело подогревается его сестрой Пульхерией  - главной соперницей Евдокии за влияние во дворце. И Пульхерия добивается своего – Павлиний отправлен в дальнюю провинцию и там казнен. Но со своей все еще любимой женой император, несмотря на уговоры сестры,  обходится намного мягче. Евдокия отправлена в Иерусалим, пока что на время, замаливать грехи. Для жителей империи все остается тайной – просто их богобоязненная повелительница едет как паломница по святым местам. С Евдокией едет большая свита, полагающаяся императрице,включающая слуг, охрану и служителей церкви – а это сотни людей.

Надо сказать, что тогдашний губернатор Иерусалима Сатурнин был крайне обеспокоен приездом своей императрицы. Практически это означало, что он перестает быть хозяином в своем городе и становится исполнителем воли Евдокии. Да и все его многочисленные недруги не упускают случая подать жалобы высокой гостье. И вот, считая, что его карьера, да и сама жизнь теперь под угрозой, губернатор решается на крайний шаг.

Сатурнин, как и многие приближенные к дворцу люди, был прекрасно осведомлен об истинной причине отъезда Евдокии из Константинополя. И он знает, куда надо бить. Он посылает императору Феодосию доклад, о том, что императрица замечена в преступной связи с одним из молодых священников ее свиты, диаконом Иоанном. Удар попадает в точку. Император вне себя. Священника казнят, неукротимая сестра императора Пульхерия предлагает в Константинополе брату на этот раз постричь Евдокию в монахини и сослать в дальний монастырь, а уж там ... – и надо сказать, это была обычная практика при подобных происшествиях в те жестокие времена. Но император..., он все-таки не делает этого. Не так-то видимо просто разорвать до конца то, что было между ним и его любимой женой  в течении двадцати лет. Евдокию только лишают императорского титула и оставляют жить в Иерусалиме. При этом император оставляет бывшей жене все свои подарки, составляющие теперь ее личное состояние – а это земельные угодья, драгоценности и крупные суммы денег.

И тут, на пороге отчаяния, Евдокия впервые за двадцать лет вспоминает о том, что когда-то была рождена язычницей. Через два дня после прихода в Иерусалим императорского указа, губернатор Иерусалима Сатурнин был заколот кинжалом в толпе последи городского рынка. И убийцу не нашли.

Что было дальше? Можно представить состояние этой женщины. Она оклеветана, она лишилась семьи, мужа, трона, она навсегда разлучена с единственной дочерью, оставшейся в Константинополе, она невольная виновница гибели двух молодых людей, вся вина которых заключалась в том, что они были ей симпатичны.  Утешение она находит в молитвах и благотворительности. Она строит большой храм на месте гибели Стефана Первомученника (сейчас на этом месте католический монастырь Сент Этьен), строит церковь над Силуанским прудом, где Иисус за 400 лет до этого излечил слепого, и самое главное, окружает Иерусалим новыми прочными и высокими стенами. И все последующие двадцать лет своей жизни в Иерусалиме, до самой своей смерти, Евдокия щедро жертвует, раздавая  почти все свое состояние, на нужды города и окружающих его монастырей.

Умерла Евдокия в 460 году нашей эры  в возрасте 60 лет, пережив на десять лет императора Феодосия Второго и на семь лет свою главную недоброжелательницу – сестру императора Пульхерию. На смертном одре, на последней исповеди она поклялась перед богом, что никогда не была в связи ни с Павлинием, ни с диаконом Иоанном. Ее похоронили в построенном ею храме Святого Стефана. Через 200 лет после этого, язычники-персы, захватившие Иерусалим, разрушили среди прочих и церкви Евдокии. И вместе с ними была разрушена и ее могила. А вот стены Иерусалима, построенные Евдокией, простояли намного дольше. Целых 600 лет они надежно защищали город от врагов. Но и они со временем обветшали и рухнули во время страшного землетрясения 1033 года. И были заменены новыми.

Как написал когда-то великий русский поэт Гавриил Державин:

«Река времен в своем стремленьи
Уносит все дела людей
И топит в пропасти забвенья
Народы, царства и царей.
А если что и остается
Чрез звуки лиры и трубы,
То вечности жерлом пожрется
И общей не уйдет судьбы.»

И все же что-то остается «чрез звуки лиры и трубы», как осталась и дошла до нас через века эта удивительная история этой удивительной женщины.